31 марта 2020 года исполнилось 79 лет со дня рождения неординарного ученого, врача и наставника с большой буквы – доктора медицинских наук Архангельского Аскольда Евгеньевича. Даже поверхностно просматривая библиографию его научных работ, поражаешься широтой интересов, междисциплинарностью подходов и, я бы сказал, смелостью и даже дерзостью в постановке научно-практических вопросов. Если это неврология, то еще и на стыке с акушерством. Если психотерапия, то психотерапия не просто невротических состояний и других функциональных нарушений, а гипносуггестивная терапия эпилепсии и кожных заболеваний, психотерапия органических болевых синдромов и наконец, психокоррекция соматических нарушений у онкологических больных,  С самого начала своей врачебной и научной карьеры он не искал легких путей. Окончив с отличием в 1965 году Ленинградский санитарно-гигиенического медицинский институт, а затем и клиническую ординатуру при кафедре психиатрии этого вуза,  Аскольд Евгеньевич берется исследовать очень неоднозначную для того времени и потому замалчиваемую проблему работы с несовершеннолетними правонарушителями и трудными подростками.  В результате под руководством великого А.С. Чистовича в 1972 году он блестяще защищает кандидатскую диссертацию  на тему «Опыт психиатрического изучения различных контингентов несовершеннолетних правонарушителей и трудных детей».   Казалось бы, его неминуемо ждала звездная карьера, но судьба не очень благоволила ему в этом вопросе. Многое он достигал вопреки всему. Так, докторскую диссертацию на тему «Патология нервной системы и беременность» Аскольд Евгеньевич защитил только в 1999 году. Возможно, в этом и был высший смысл испытаний, выпавших на его долю, чтобы закалив характер и волю, сделать, в конце концов, способным «останавливать» словом (единственным оружием психотерапевта) развитие даже органических повреждений у своих пациентов. Во всяком случае, при жизни он никогда не сетовал на свое прошлое и настоящее. Помню только, что последние годы лишь осторожно подгонял своих учеников в научной работе, как бы предчувствуя свой скорый уход. Ему очень хотелось помочь и увидеть их успех еще при жизни.                                                                                           Мы сейчас не будем здесь останавливаться на всех перипетиях его пути как ученого и человека. Хочется вспомнить ту ипостась его земной жизни, в которой он реализовался максимально полно. Речь пойдет о его деятельности как учителе, наставнике и воспитателе. Мне посчастливилось познакомиться с Аскольдом Евгеньевичем в 1989 году, когда я еще был курсантом 3 курса IV факультета Военно-медицинской академии им.С.М.Кирова. На знаменитой кафедре нервных болезней, где тогда в качестве доцента работал Архангельский А.Е., было несколько исторически знаковых мест. И в первую очередь это кабинет В.М. Бехтерева, где на стенах висели  фото, проводимых им групповых сеансов гипноза, а на окнах были сохранены участки цветных витражей для цветотерапии. Но  нас, тогдашних курсантов и «кружковцев» кафедры нервных болезней, куда более манил другой внешне невзрачный кабинет под номером 71. Он был спрятан в левом крыле подвального помещения,  в самом конце коридора. Там располагалась не музейная, а действующая психотерапевтическая лаборатория. Закреплен был кабинет за руководителем военно-научного общества слушателей при кафедре нервных болезней - Архангельским Аскольдом Евгеньевичем. Внутри не было ничего особенного. Обычные письменный стол, книжный шкаф, кушетка, кресло, стулья… Единственной достопримечательностью был несколько странный пейзаж, написанный неизвестным художником поверх железной двери в стене напротив стола. Но каким ореолом таинственности и причастности к сокровенному знанию буквально звенела атмосфера этого кабинета!?! Здесь мы получали возможность не на фото, а воочию убедиться в лечебном потенциале гипно-суггестивной психотерапии. Авторитетом Аскольд Евгеньевич пользовался непререкаемым, но речь никогда не шла о культе его личности. Хотя уровень доверия ему, повторюсь, был просто запредельным. Но он лишь очень умело использовал наш интерес к психотерапии, чтобы повысить мотивацию на обучение медицине в целом и поднять общий уровень знаний и воспитания. Не случайно, из тех слушателей, которые меня тогда окружали, лишь единицы стали психотерапевтами. Зато многие из них добились реальных успехов в различных сферах, став прекрасными учеными и врачами, среди которых неврологи, психиатры, нейрохирурги, организаторы медицины и представители многих других специальностей.                     В этом году будет уже 13 лет, как Аскольда Евгеньевича нет с нами. Но те идеи и начинания, которые он не успел реализовать, не канули в лету. Они живут в сердцах его учеников, подталкивая на все новые созидательные свершения. Эта крохотная статья лишь мизерная дань той признательности и того огромного уважения, которые мы испытываем к своему учителю!