2

 Всем привет! Мы продолжаем цикл семинаров, посвященных различным аспектам управления психикой и ресурсами организма. Сегодняшняя презентация условно может быть разделена на 3 части. В первой из них мы коснемся истории некоторых методов саморегуляции. Затем рассмотрим общие и отличительные черты существующих техник управления психикой. И наконец, разберем базовые приемы самовоздействия для снятия общего напряжения и уменьшения интенсивности переживаний.

   Для небольшой разминки давайте посмотрим отрывок из нашего культового многосерийного фильма «Семнадцать мгновений весны».

   А теперь, внимание, вопрос! Точнее даже два вопроса. Возможно ли в принципе подобное или это лишь литературный вымысел Юлиана Семенова? Сформировалась ли данная привычка у Максима Исаева  сама собой или стала результатом целенаправленной работы?

   Не хочу долго испытывать ваше терпение. Ответом на первый вопрос будет безусловное «да». Что же касается второй его части, то однозначно, в силу ряда объективных причин, мы, конечно, ответить не можем. Но! Теоретически Макс Отто фон Штирлиц мог быть обучен специальным приемам владения своей психикой. Ведь к тому времени широкую известность получили, по меньшей мере, две методики саморегуляции.

   Автором первой из них является немецкий психиатр и психотерапевт Иоганн Генрих Шульц. Название разработанного им метода до сих пор у всех на устах. Это аутотренинг. Заметим, что первое издание «Das Autogene Training (konzentrative Selbstentspannung)» вышло уже в 1932 году.

   Не могу не сказать об этом человеке несколько слов. История психотерапии, не та причесанная, как она дается в учебниках, а живая и настоящая, очень занимательная и поучительная наука.  Она полна страстей, ошибок и заблуждений тех ее основоположников, которых зачастую принято по разным соображениям идеализировать. Это, на мой взгляд, неправильно. Вообще, если бы я когда-нибудь решился написать работу по истории психотерапии, то обязательно предварил его библейским эпиграфом «Не сотвори себе кумира». Это в полной мере относится и к основателю аутотренинга. Его биография полна белых пятен, которые только в последние годы начинают проясняться. С чем это связано? Виной тому неоднозначный период его жизни с 1933 по 1945 годы. А  это, как известно, времена Третьего рейха. Я сам не без интереса для себя узнал, что аутотренинг активно использовался нацистами: и как психотерапевтический инструмент, и как орудие пропаганды. Не знаю, насколько много было воспитано с помощью него истинных арийцев, но то, что аутотренинг представлялся нацистами как некий ответ «еврейскому психоанализу», является фактом, на который указывают серьезные источники. Оговоримся сразу, что Шульц не был членом национал-социалистической партии, так как его первая жена была еврейкой. Возможно, поэтому он избежал серьезного наказания и после войны продолжал работать по специальности. Но вызывает вопрос, например, его деятельность с 1936 по 1945 годы, когда он исполнял обязанности директора «Немецкого института психологических исследований и психотерапии». Его работы того периода свидетельствуют, что он поддерживал эфтаназию для определенной категории инвалидов и больных. Шульц активно занимался психотерапевтическим лечением гомосексуалистов (судя по статистике, очень даже успешно). Аутотренниг в этом также играл не последнюю роль. Правда, мотивацию пациентов следует признать сомнительной - неизлеченных в те времена отправляли прямиком в концентрационные лагеря, где проводилась их стерилизация.

   Что касается оценки аутотренинга как инструмента психотерапии, то он заслуживает всяческого уважения. С некоторыми оговорками можно утверждать, что большинство существующих на сегодняшний день методов саморегуляции по сути являются модификациями аутотренига.  Поэтому к данной системе самовоспитания с помощью самовнушения, мы еще неоднократно будем возвращаться. А сейчас несколько слов скажем о другом методе саморегуляции, который появился в Америке примерно в эти же годы. Речь пойдет о Прогрессивной мышечной релаксации. Это не менее известная, чем аутотренинг методика, автором которой является американский физиолог и психиатр Эдмунд Джекобсон. Первая книга «Progressive Relaxation» была опубликована им в 1929 году после 20 лет серьезных исследований. Как вы поняли, именно Джекобсону мы обязаны тем, что термин релаксация зачастую выступает синонимом понятию саморегуляции и даже в какой-то степени аутотренингу. Ведь низшая его ступень представляет собой обучение релаксации. Однако если в аутотренинге общее мышечное расслабление достигалось проговариванием вслух или мысленно соответствующих формул самовнушения, то в прогрессивной мышечной релаксации для этих целей применялось сочетание упражнений на напряжение и расслабление мышц.

   Казалось бы два метода, призванные решать во многом схожие задачи, появившиеся примерно в одно и то же время.. Неужели их авторы не были знакомы друг с другом? Для меня это еще одна загадка. Данные на этот счет очень противоречивые. В специальном номере журнала «Hypnose - Zeitschrift für Hypnose und Hypnotherapie» за 2016 год, посвященному исследованию особенностей применения гипноза при национал-социализме, приводятся противоречивые ссылки на различные источники. Из одних следует,  что в 1938 году оба ученых имели возможность встретиться за обедом, но Шульц отказался, якобы со словами, что «у меня нет времени есть с евреем». Из других – эта встреча все же состоялась, и Шульц очень благосклонно относился к прогрессивной мышечной релаксации. Так или иначе, сам Джекобсон считал свой метод принципиально несовместимым с аутогенной тренировкой, поскольку  словесный самоприказ и концентрация внимания, необходимые при аутотренинге, по его мнению, препятствуют успокаивающему действию мышечного расслабления. Вот такая непростая история.

   Я не буду в нашем семинаре разбирать технические особенности аутотренинга и прогрессивной мышечной релаксации по Джекобсону. Те, кому это интересно, могут почитать или посмотреть многочисленные ролики на эту тему в интернете. Мы же пойдем дальше и рассмотрим принципы, на которых построены все существующие на сегодняшний день методы саморегуляции.  Их же можно считать принципами, позволяющими систематизировать существующие подходы к управлению психикой.

   Итак, все существующие методы саморегуляции можно классифицировать, отталкиваясь по меньшей мере от двух принципов:

  1. По способу достижения измененного (трансового) состояния, как базового условия для эффективного самовоздействия
  2. Исходя из особенностей используемых приемов управления собой и каналов самовоздействия на психику и телесные проявления

   Кроме того, немаловажное значение имеет мировоззренческая доктрина, в рамках которой разработана или используется та или иная система саморегуляции.

   Первый пункт в некоторых из существующих методов саморегуляции звучит неявно. Но это не значит, что во время занятий не возникает измененного состояния сознания. Просто автором на этом по тем или иным причинам не делается акцента или степень изменения сознания минимальна. Примером такого метода может служить Прогрессивная мышечная релаксация. Э.Джекобсон в своих работах буквально фиксирует внимание, что для овладения методом не требуется измененных состояний сознания.

   Подавляющее большинство методов саморегуляции отдельное внимание уделяют, как значению  для эффективного самовоздейстия измененных состояний сознания, так и способу их достижения. Кроме того, многие из авторов даже вводят особые термины для их обозначения. В аутотренинге, например, Шульц выделяет состояние «аутогенного погружения». На наш взгляд наиболее общим понятием для обозначения этих состояний суженного сознания служит понятие «транса». В этой презентации мы не будем подробно останавливаться на его описании. Скажем лишь, что это целый ряд состояний, носящих промежуточный характер в границах сознания между сном и бодрствованием. Отличительной особенностью этих состояний является изменение некоторых характеристик психики (восприимчивость, концентрация внимания и т.д.), благодаря которым увеличивается глубина самовоздействия и возрастает скорость самообучения.

 Традиционно подобные состояния сознания обозначались как гипнотические. Отсюда появление термина аутогипноз, который обычно применяется к тем методам самовоздействия, в которых измененные состояния сознания моделируются традиционными гипнотическими техниками. В прошлом столетии произошел серьезный прорыв в научном понимании «гипноза», что привело к его демистификации. Было привлечено внимание к изучению феномена естественных трансовых состояний. В результате, это позволило не только существенно расширить технический арсенал суггестивной психотерапии, но и усовершенствовать существовавшие на тот момент методы саморегуляции. Ваш покорный слуга при разработке метода психосамотической саморегуляции «Падающая капля» опирался именно на эти достижения.

   Что же касается приемов самовоздействия, то наиболее распространенными на сегодняшний день являются управляемое воображение и самовнушение; самовоздействие, опосредованное через контроль дыхания, а также управление мышечным тонусом.

   Что такое самовнушение? Это словестный самоприказ, который выполняется вслух или мысленно. Управляемое воображение – это использование воображения для переживания различных состояний, смоделированных в субъективном психическом пространстве. В этих подходах к самовоздействию очень много общего.  По сути это две стороны одной медали. Судите сами! Чтобы самовнушение возымело действие, оно должно быть пережито. Слово выступает аналогом физического воздействия. Чтобы добиться этого, мы задействуем свой прошлый опыт. Например, чтобы вызвать ощущение тепла, представляем, как лежим в теплой ванне или греемся под лучами солнца на берегу моря. А то уже игра воображения. И наоборот. Допустим, мы визуализируем некую ситуацию, сопровождающуюся приятными переживаниями с целью вызвать состояние релакса. В этом случае управление собой идет с помощью мысленного диалога, что практически не отличается от самовнушения.

   И в том и в другом случае мы пытаемся обучиться вызывать у себя некое целевое состояние (например, глубокого спокойствия). Для этого вырабатывается стойкая ассоциативная связь либо между формулой самовнушения и развитием целевого состояния, либо образной картинкой спокойствия и тем же самым целевым состоянием.

  Самыми простыми способами самовоздействия являются приемы, связанные с контролем дыхания и управлением мышечным тонусом. Контроль дыхания предполагает влияние на ритм, глубину и вариант дыхания. Изменение мышечного тонуса производится в диапазоне от глубокого расслабления до выраженного напряжения. Почему оказывается возможным подобное воздействие? Каждый по собственному опыту знает, что и мышечный тонус и дыхание частично подчиняются сознательному контролю. Причем навык самоконтроля над этими функциями поддается тренировке.

   В отличие от приемов, рассматриваемых ранее они способны оказывать не качественное, а количественное воздействие на переживаемое состояние. Чаще всего речь идет о влиянии на интенсивность. И это уже не мало! Высокий уровень психического напряжения всегда сопровождается мышечными зажимами на всех уровнях. Их устранение через расслабление способствует психической разрядке. Уменьшая, таким образом интенсивность переживания, мы способствуем восстановлению контроля над ним со стороны «Я».  Эдмунд Джекобсон любил говорить, что в расслабленном теле нет места беспокойному разуму. Тоже можно сказать и о дыхании. С его помощью мы задаем ритм всему организму. Если человек встревожен, то оно становится частым и поверхностным. Намеренно замедляя ритм дыхания, делая его более размеренным, мы помогаем себе успокоиться. Еще более эффективно работают такие техники как диафрагмальное дыхание. Существует целый ряд других дыхательных техник, которые можно использовать как изолированно, так и совместно с упражнениями на расслабление.

  В последующих семинарах мы непременно рассмотрим их подробнее.

  А пока спасибо за внимание! До новых встреч!

   Человеческое поведение чрезвычайно разнообразно. Со стороны иногда оно может выглядеть неадекватным и не нравиться нам. Но в каких случаях мы вправе говорить, что человек плохо владеет собой? И как в принципе должна выглядеть картинка «идеального» владения собой?

  Вначале вебинара прозвучал пример, в котором были изображены стрессовые реакции на производственную ситуацию руководителей, исповедующих два типа управления: авторитарный (жесткий, директивный) и демократический (сдержанный, уважительный). Вопрос к слушателям («Какой из стилей реагирования больше соответствует понятию «владение собой»?) носил провокационный характер. Правильного ответа он не предполагал. Действительно, если оценивать поведенческие проявления с позиции осознанности, целесообразности, а также степени соответствия внешним и  внутренним обстоятельствам, то вместо однозначных оценок нам логичнее будет  прибегнуть к понятию границ, определяющих некий диапазон приемлемого реагирования. Что это за границы?

   Исходя из целей нашего вебинара, нас в первую очередь будет интересовать диапазон реагирования в границах «сдержанность-спонтанность». Конечно, большинству из нас, импонировал бы сдержанный и понимающий руководитель. Сдержанность это та черта, которая в обыденном сознании чаще всего ассоциируется с хорошим самоконтролем. Однако данное заключение верно лишь отчасти. Ведь сдержанность может быть не только осознанным проявлением, а результатом каких-то других непроизвольных сдерживающих влияний (например, переживания страха и связанных с ним черт характера). Кроме того, осознанная сдержанность требует дополнительных усилий, сопоставимых с напряженностью переживания, которое нужно сдержать. Т.е. речь идет о, минимум, удвоенных тратах энергии. Хватит ли у человека сил справиться с таким напряжением в своей психике? Более спонтанное поведение в подобном разрезе выглядит предпочтительнее. Но и оно в своих крайних будет не менее опасным как для дела, так и для психики самого человека, давшего захватить себя переживаниями.

  Истина лежит где-то посередине. И середина эта определяются характеристиками, находящимися в границах «органичность и искусственность» и «достижение поставленной цели - сохранение здоровья». С первым диапазоном все должно быть более или менее понятным. Тут речь идет о понимании важности контекста ситуации. В экстремальной ситуации, например, не всегда есть возможность проявить понимание и сдержанность к отдельному человеку. А выстраивая эффективную коммуникацию со своим окружением в обычной жизни, мы должны учитывать специфику контингента, с которым общаемся. Границы следующего смыслового диапазона иллюстрируют дилемму «цены вопроса». Как нам осуществить достижение поставленной цели с минимальными потерями для здоровья? Оговоримся сразу, что иногда это невозможно. В жизни мы находим примеры, когда единственным способом достижения поставленной цели, является жертва собой и своим здоровьем. Но это больше касается экстраординарных ситуации, требующих от человека подвига самопожертвования. Мы же здесь делаем акцент на обыденных ситуациях. Каковым же должно быть реагирование человека, чтобы это не навредило его психическому и физическому здоровью?

   Чтобы ответить на поставленный вопрос, нам необходимо рассмотреть еще один важный диапазон, характеризующий напряженность реагирования, а именно: «интенсивность – спокойствие». Любую задачу можно выполнять с той или иной степенью внутреннего напряжения. Одной из характеристик высокого напряжения является чрезмерная вовлеченность в психическое переживание телесного компонента. Человек в этом случае начинает ощущать зажатость (напряжение поперечно-полосатой мускулатуры), различные сомато-вегетативные реакции (учащение пульса, колебания артериального давления, потливость, тошноту, тремор и другие реакции). Подобные проявления могут закрепляться, становясь поводом, как для формирования соматических заболеваний, так и вторичного «зацикливания на своем здоровья» с последующим развитием ипохондрических установок. А если мы вдруг этому противопоставим максимально спокойную и отстраненную реакцию? Будет ли это правильнее и лучше? Как ни странно, на первый взгляд, но нет! Это будет во многом противоестественная реакция, усложняющая нам взаимодействие с окружающим миром и затрудняющая достижение поставленной цели. Целесообразной ее можно считать только для отдыха и сна. Во всех остальных случаях необходимо стремиться к тому, чтобы «оседлать», перехватить управление и перенаправить в мирное русло вызванное стрессом переживание. При достижении поставленных целей стремиться к созданию такой интенсивности переживаний, чтобы они характеризовались  минимальной достаточности напряжения, одним из критериев которого является и отсутствие чрезмерности реагирования внутренних органов и систем нашего организма. Итак, как же будет выглядеть картинка «идеального владения собой»?

  Мы можем испытывать самые различные переживания, но основным критерием самообладания является сохранность контроля над ними со стороны личности (нашего «Я»). Любое изменение внешних и внутренних обстоятельств нашей жизни, приводящее к нарушению внутреннего спокойствия и возникновению переживаний («волны в океане психических процессов») – это своеобразный вызов. Если мы к нему не готовы в данный момент, то эта волна нас захлестнет. Заметьте! Не ситуация, а наши собственные переживания о ней!!! Помните о знаменитом  высказывании Алена Бомбара: «Жертвы легендарных кораблекрушений, погибшие преждевременно, я знаю: вас убило не море, вас убил не голод, вас убила не жажда! Раскачиваясь на волнах под жалобные крики чаек, вы умерли от страха».  Стремясь развить в себе навыки саморегуляции, нам необходимо начать с понимания границ возможностей нашего «Я». Для этого, обращаясь к своему прошлому опыту, мы должны вычленить из него те переживания, которые выходили в той или иной степени из под нашего контроля.  В дальнейшем одни должны стать объектом работы с целью совладания с ними. Расширение же возможностей управления собой предполагает выработку навыков воздействия на интенсивность переживания (снижение или повышение внутреннего напряжения), способности к управлению все более интенсивныыми переживаниями и избирательной концентрации со стороны «Я», а также формированием мировоззрения, которое позволяло бы человеку сохранить свою духовную, душевную и физическую целостность в условиях современных цивилизационных вызовов.

    Начиная цикл вебинаров, посвященных столь актуальной теме, мы хотели бы сделать материал максимально доступным для восприятия. Очень важно, чтобы с самого начала был заложен правильный фундамент, который даст возможность не только легче усваивать последующую информацию, но и ускорит выработку навыков владения собой. По результатам первого вебинара мы считаем необходимым внести следующие уточняющие комментарии.

1.Акцент на понимании предполагает, что рассказывая о принципах работы психики, мы будем не столько объяснять, сколько стараться передать суть и различные нюансы смыслов, происходящего в нашей психике. Таким образом, чтобы понять материал, слушателям не нужны изначальные теоретические знания. Примеры, метафоры и образы, к которым мы будем очень часто прибегать, помогут им вчувствоваться в информацию и воспринимать ее непосредственно. Это и называется феноменологическим пониманием. Отсылки к объяснениям также будут (как же без них), но больше с целью показать их ограниченность и относительность, а также зависимость от успехов нынешнего уровня развития наук о психическом в целом.

2.Понятие переживания используется нами как особая категория, которая имеет мало общего с обыденным применением данного слова. Это не нервозность или некое эмоциональное состояние. Фактически любой психический процесс является переживанием. Наша психика в каждый момент времени представляет собой одно большое переживание. Также как океан состоит из молекул воды, так и психика является производной от множества переживаний.

3.Целостный характер психики и понимание отличия органического целого от представления о психике как механической суммы частей дает возможность уйти от массы заблуждений. У нас нет отдельно существующих мышления, эмоций, воли и телесных реакций. Они все проявляются в переживании как неразделимое целое. Поэтому когда пациенты говорят, что я, мол, спокоен, но у меня потеют руки, учащенно бьется сердце, трудно дышать и напряжение в голове, то приходится объяснять, что это свидетельствует о тревожно окрашенном переживании, которое подпитывается определенными мыслями и действиями. Одного без другого не бывает. Знание структуры переживания позволяет целенаправленно на него воздействовать через мыслительную, чувственную, телесную его составляющую.

4.Личность (наше «Я») является ядром нашей психики. При этом «Я» определенным образом переживается и само способно генерировать переживания. Личность формирует своего рода фильтр (возможно, ряд фильтров), которые влияют и на восприятие человека, и на его мышление, и последующие действия. Все события внешнего мира и импульсы, идущие от тела проходят через фильтр внутриличностных установок, фиксируя все то, что с ними согласуется. Если у человека действует установка, что «жизнь полна угроз и опасностей», то он будет выхватывать из происходящего вокруг и внутри него подтверждение этому. Оборотной стороной медали становится прогрессирующее игнорирование приятных сторон жизни, с последующим закономерным повышением уровня тревожности и общей неудовлетворенности.

5.Пример из предыдущего комментария является иллюстрацией одного из распространенных механизмов возникновения шторма в океане нашей психики, который способен поставить под угрозу ее управляемость. Кроме того, он иллюстрирует и принцип целостности. Если психика и личность представляет собой одно органическое целое, то тогда причиной бури в этом случае являются не какие-то сторонние силы, а тот самый гребец на лодочке. Вот почему одним из базовых приемов возврата управляемости переживаниями со стороны «Я» (а значит и условием полноценного функционирования психики) становится обучение способам самовоздействия на интенсивность переживаний.

stress-864141_1280  Написать эту заметку меня побудила необходимость с самого начала определиться с отношением к нескольким важнейшим понятиям, без единства в понимании которых невозможна эффективная коррекция и самокоррекция проблемных состояний. Итак, как можно представить взаимосвязь между стрессом, психической устойчивостью личности и степенью развитости у индивида навыков управления собой? Большинством классических учебников это представляется в виде следующей цепочки. Все запускается после  неординарного внешнего, выступающего стрессором события. Оно вызывает ответную реакцию личности и организма. Справится ли с ситуацией человек или нет, будет зависеть от нескольких моментов. В первую очередь это степень травматичности стрессора.  Не случайно в 1967 году американские психиатры Томас Холмс (Thomas Holmes) и Ричард Рэй (Richard Rahe) даже разработали своеобразную шкалу стресса (Шкалу социальной адаптации), состоящей из 43 пунктов, в которых каждому важному жизненному событию соответствует определенное число баллов. Но, как известно, на одну и ту же ситуацию люди могут реагировать по-разному. Там где у одного возникает страх, у другого может быть агрессия или полное равнодушие. Пытаясь объяснить данный феномен, специалисты указывают на мировоззрение, прошлый опыт и доминирующие установки личности, а также ее конституциональные особенности (чувствительности, возбудимости и т.д.). Причем, психологическая устойчивость обозначается как  своего рода интегральный показатель, включающий вышеперечисленное.

  Зачастую психологическая устойчивость рисуется некой плотиной или барьером на пути действия стрессовых факторов. Чем выше напряжение внутри этого «барьера», тем труднее сохранять самообладание, управлять собой и тем выше риск срыва. Согласно данного подхода улучшение навыков саморегуляции должно идти, с одной стороны, по пути совершенствования мировоззрения, с другой - тренировки соответствующих личностных качеств. Ну, и в чем же здесь нестыковка? - спросит пытливый читатель. Все очень даже логично и убедительно! Действительно, и мировоззрение, и влияние прошлого опыта, и личностные особенности являются важнейшими составляющими психологической устойчивости. Стресс же всегда испытывает последнюю на прочность. Но только этих понятий все же недостаточно для того, чтобы сформировать целостную картинку. Образ психологической устойчивости в виде барьера вряд ли можно признать удачным. Он достаточно однобоко и механистично передает смысл  данного феномена. А что если фокус нашего внимания сконцентрируется исключительно на психике как таковой? Что мы тогда увидим? Пред нашим взором в этом случае предстанет поток причудливо переплетающихся и сменяющих друг друга переживаний.

  Как же соотносится стресс и переживание? Термин стресс (stress (англ.) - давление, нагрузка, напряжение) Ганс Селье вводит для обозначения «неспецифического ответа организма на любое предъявляемое ему требование». Он относит его к варианту нормального реагирования и противопоставляет дистрессу (distress (англ.) - горе, несчастье, недомогание, истощение, нужда). В настоящее время достаточно хорошо изучены механизмы стресса в рамках приспособительного реагирования и способности организма к восстановлению утраченного равновесия внутренней среды организма. Как тут не вспомнить о чудесах восстановления, которые демонстрируют дождевые черви с их способностью к повторному отрастанию ампутированной части тела!?! И все это не могло бы реализоваться без мобилизующей организм стресс-реакции. Кроме того, нельзя забывать, что стресс или напряжение является, помимо всего прочего, составляющей любого переживания как такового. Ни любви, ни страха, и ни ненависти как особых переживаний без напряжения бы просто не было.  Они представляли бы собой лишь мертвую абстрактную схему. Не забудем также, что степень напряжения является еще и мерой интенсивности любого состояния.

  Что же происходит, когда мы говорим о психическом срыве или состоянии дистресса? Основным признаком данного состояния выступает частичная или полная утрата контроля «Я» над переживанием. Чтобы упредить волну критики со стороны специалистов, оговоримся сразу, что в данном случае мы подходим к проблеме исключительно с описательных позиций. Нам важнее правильное понимание смысла происходящего, чем его биологический механизм. Подобно тому, как капитан корабля, управляя своим судном в шторм, меньше всего задумывается о природе бури, так и для личности важнее вначале не захлебнуться в собственных переживаниях, а уже потом разбираться с их причинами. К каким еще выводам приводит подобное смещение акцентов? При таком подходе проблемные (стрессовые) ситуации перестают рассматриваться нами в качестве причины того или иного эктраординарного переживания. В лучшем случае им отводится роль повода. Раз так, важна не сама ситуация, а мои переживания в связи с ней. Ситуация, таким образом, выступает не более чем маркером внутренних проблем. В каких бы обстоятельствах не находился человек, истинным полем битвы является пространство его души (психики). Психическая устойчивость рассматривается, в данном контексте, как способность личности контролировать и управлять своими собственными состояниями (переживаниями). Причем одним из самых эффективных приемов управления переживанием является контроль внутреннего напряжения с целью не допустить тех его значений, которые сделают его разрушительным. Развитие навыков саморегуляции это отдельная тема, к которой мы будем возвращаться еще не раз.  То же касается и представленных здесь лишь в самом общем виде тезисов. В последующем мы разберем их детально применительно, как к нормальным переживаниям, так и пограничным психическим расстройствам.