Как правило, я разрешаю своим пациентам звонить или писать мне,  если у них появляются вопросы по их самочувствию. На начальном этапе психотерапии это позволяет вовремя вмешаться и двумя-тремя фразами предотвратить обострение психического состояния. Но есть категории пациентов, которым я категорически запрещаю общаться со мной вне наших встреч. Подавляющее большинство из них страдают зацикленностью на своем здоровье. Они уже достаточно хорошо осведомлены о специфике своего состояния, а звонок доктору используют лишь как самый простой способ остановить овладевающее ими и всепоглощающее чувство обострения «смертельно опасной болезни», которая (как им опять же кажется), если срочно не вмешаться, неминуемо убъет их.  Для одного это «инфаркт», другого инсульт, СПИД и масса других угрожающих здоровью болячек.  Доктор для них, таким образом, превращается в разновидность спасительной таблетки. Слыша в трубку, вместо ожидаемой поддержки, жесткую и порой уничижительную оценку их поведения, некоторые из них обижаются, но подавляющее большинство делает правильные выводы. Еще раз подчеркну, что речь не идет о пациентах, которых я вижу впервые. Это те люди, с которыми у меня установлены доверительные отношения и которые прошли достаточное обследование для исключения у них серьезных соматических болезней.

    Почему же нельзя потакать слабости пациента, с мольбою и порой слезами на глазах взывающего о помощи? Не противоречит ли это врачебной этике? Все до банальности просто. Подобный вариант поддержки, не смотря кажущуюся эффективность (ведь человек на глазах из только что умирающего становится живее всех живых), на деле отбрасывает пациента назад, усугубляя его зависимость от собственного страха за свое здоровье. Вот почему, инструктируя родственников пациентов, психотерапевты предупреждают их о недопустимости подобного поведения. Да, пациенты всегда положительно реагируют, когда близкие люди в эти трудные минуты успокаивают и сочувствуют их страданию. Но не лишним, в такой ситуации, будет помнить, что страдание–то мнимое!!! А значит, подобная реакция будет лишь подкреплять его, с каждым разом все более и более усугубляя. Конечно, мужа, жену или друзей пациента не стоит науськивать на то, чтобы они начинали подтрунивать над ним или увещевать словами, мол, «как ты меня достал своими болячками». В этом случае параллельно с выздоровлением они рискуют остаться без их друга или супруга. Реакция в идеале должна быть нейтральной: не разделяя паники близкого человека, дать ему понять, что он сможет с ней справиться собственными силами. Можно также с добрым юмором напомнить ему, сколько раз он уже таким образом прощался с жизнью?

   Все усилия психотерапевта и родственников должны быть направлены на то, чтобы отрезвить и очистить отношение пациента к своему состоянию. Только когда он соглашается и принимает установку, что собственный организм (точнее восприятие, искаженное страхом) его обманывает, пациент оказывается способным сделать шаг навстречу страхам  вопреки любых пугающих симптомов. В противном случае они будут повторяться, заставляя пациентов сомневаться в правильности лечения, пытаясь найти органические (биологические) объяснения своим состояниям. Интернет и медицинские справочники, к сожалению, также оказывают им в этом медвежью услугу. Вместо попыток совладать со своими страхами, они вновь погружаются с головой в различные обследования и упрямо штурмуют врачебные кабинеты. Нередко бедалаги таки находят «своих» врачей, которые с легкостью назначают им таблетки для лечения  начальных проявлений гипертонической болезни, фарингитов, гастритов, колитов, циститов и массы других нарушений, которыми страдает каждый второй житель нашей многострадальной страны. Нет, эти болячки, действительно, могут иметь у них место! Но их нужно рассматривать лишь фоном, который во сто крат усиливается и искажается их тревожным восприятием. И можно сколько угодно лечить  их различными дорогими и не очень таблетками, но пока будет сохраняться тревожное или чаще  даже тревожно-депрессивное состояние, проку от подобной терапии не будет. «Не пытайтесь найти черную кошку в  темной комнате, особенно когда ее там нет»!

         Заканчивая этот пост, предвкушаю вопрос читателей, мол, «ну и что же дальше»? Как справиться с этим пресловутым тревожно-депрессивным состоянием? Призываю набраться терпения, так как разговор предстоит серьезный и долгий. Ждем ваших комментариев, и следите за дальнейшими нашими публикациями!

   Человеческое поведение чрезвычайно разнообразно. Со стороны иногда оно может выглядеть неадекватным и не нравиться нам. Но в каких случаях мы вправе говорить, что человек плохо владеет собой? И как в принципе должна выглядеть картинка «идеального» владения собой?

  Вначале вебинара прозвучал пример, в котором были изображены стрессовые реакции на производственную ситуацию руководителей, исповедующих два типа управления: авторитарный (жесткий, директивный) и демократический (сдержанный, уважительный). Вопрос к слушателям («Какой из стилей реагирования больше соответствует понятию «владение собой»?) носил провокационный характер. Правильного ответа он не предполагал. Действительно, если оценивать поведенческие проявления с позиции осознанности, целесообразности, а также степени соответствия внешним и  внутренним обстоятельствам, то вместо однозначных оценок нам логичнее будет  прибегнуть к понятию границ, определяющих некий диапазон приемлемого реагирования. Что это за границы?

   Исходя из целей нашего вебинара, нас в первую очередь будет интересовать диапазон реагирования в границах «сдержанность-спонтанность». Конечно, большинству из нас, импонировал бы сдержанный и понимающий руководитель. Сдержанность это та черта, которая в обыденном сознании чаще всего ассоциируется с хорошим самоконтролем. Однако данное заключение верно лишь отчасти. Ведь сдержанность может быть не только осознанным проявлением, а результатом каких-то других непроизвольных сдерживающих влияний (например, переживания страха и связанных с ним черт характера). Кроме того, осознанная сдержанность требует дополнительных усилий, сопоставимых с напряженностью переживания, которое нужно сдержать. Т.е. речь идет о, минимум, удвоенных тратах энергии. Хватит ли у человека сил справиться с таким напряжением в своей психике? Более спонтанное поведение в подобном разрезе выглядит предпочтительнее. Но и оно в своих крайних будет не менее опасным как для дела, так и для психики самого человека, давшего захватить себя переживаниями.

  Истина лежит где-то посередине. И середина эта определяются характеристиками, находящимися в границах «органичность и искусственность» и «достижение поставленной цели - сохранение здоровья». С первым диапазоном все должно быть более или менее понятным. Тут речь идет о понимании важности контекста ситуации. В экстремальной ситуации, например, не всегда есть возможность проявить понимание и сдержанность к отдельному человеку. А выстраивая эффективную коммуникацию со своим окружением в обычной жизни, мы должны учитывать специфику контингента, с которым общаемся. Границы следующего смыслового диапазона иллюстрируют дилемму «цены вопроса». Как нам осуществить достижение поставленной цели с минимальными потерями для здоровья? Оговоримся сразу, что иногда это невозможно. В жизни мы находим примеры, когда единственным способом достижения поставленной цели, является жертва собой и своим здоровьем. Но это больше касается экстраординарных ситуации, требующих от человека подвига самопожертвования. Мы же здесь делаем акцент на обыденных ситуациях. Каковым же должно быть реагирование человека, чтобы это не навредило его психическому и физическому здоровью?

   Чтобы ответить на поставленный вопрос, нам необходимо рассмотреть еще один важный диапазон, характеризующий напряженность реагирования, а именно: «интенсивность – спокойствие». Любую задачу можно выполнять с той или иной степенью внутреннего напряжения. Одной из характеристик высокого напряжения является чрезмерная вовлеченность в психическое переживание телесного компонента. Человек в этом случае начинает ощущать зажатость (напряжение поперечно-полосатой мускулатуры), различные сомато-вегетативные реакции (учащение пульса, колебания артериального давления, потливость, тошноту, тремор и другие реакции). Подобные проявления могут закрепляться, становясь поводом, как для формирования соматических заболеваний, так и вторичного «зацикливания на своем здоровья» с последующим развитием ипохондрических установок. А если мы вдруг этому противопоставим максимально спокойную и отстраненную реакцию? Будет ли это правильнее и лучше? Как ни странно, на первый взгляд, но нет! Это будет во многом противоестественная реакция, усложняющая нам взаимодействие с окружающим миром и затрудняющая достижение поставленной цели. Целесообразной ее можно считать только для отдыха и сна. Во всех остальных случаях необходимо стремиться к тому, чтобы «оседлать», перехватить управление и перенаправить в мирное русло вызванное стрессом переживание. При достижении поставленных целей стремиться к созданию такой интенсивности переживаний, чтобы они характеризовались  минимальной достаточности напряжения, одним из критериев которого является и отсутствие чрезмерности реагирования внутренних органов и систем нашего организма. Итак, как же будет выглядеть картинка «идеального владения собой»?

  Мы можем испытывать самые различные переживания, но основным критерием самообладания является сохранность контроля над ними со стороны личности (нашего «Я»). Любое изменение внешних и внутренних обстоятельств нашей жизни, приводящее к нарушению внутреннего спокойствия и возникновению переживаний («волны в океане психических процессов») – это своеобразный вызов. Если мы к нему не готовы в данный момент, то эта волна нас захлестнет. Заметьте! Не ситуация, а наши собственные переживания о ней!!! Помните о знаменитом  высказывании Алена Бомбара: «Жертвы легендарных кораблекрушений, погибшие преждевременно, я знаю: вас убило не море, вас убил не голод, вас убила не жажда! Раскачиваясь на волнах под жалобные крики чаек, вы умерли от страха».  Стремясь развить в себе навыки саморегуляции, нам необходимо начать с понимания границ возможностей нашего «Я». Для этого, обращаясь к своему прошлому опыту, мы должны вычленить из него те переживания, которые выходили в той или иной степени из под нашего контроля.  В дальнейшем одни должны стать объектом работы с целью совладания с ними. Расширение же возможностей управления собой предполагает выработку навыков воздействия на интенсивность переживания (снижение или повышение внутреннего напряжения), способности к управлению все более интенсивныыми переживаниями и избирательной концентрации со стороны «Я», а также формированием мировоззрения, которое позволяло бы человеку сохранить свою духовную, душевную и физическую целостность в условиях современных цивилизационных вызовов.

   Данный вебинар является продолжением начатой нами серии семинаров, посвященных искусству управления своей психикой. Центральной темой предстоящего мероприятия является попытка выстроить идеальный образ человека, владеющего собой. Зачастую в быту мы можем слышать фразы типа "держи себя в руках", "не поддавайся эмоциям", "контролируй свои чувства" и т.д. и т.п.. Опыт показывает, что их смысл большинством людей воспринимается слишком буквально. Результатом подобного "владения собой" оказывается лишь еще большее усугубление психического и физического состояния.

    Вебинар состоится 6 мая в 20 00 по московскому времени. Увидеть трансляцию и принять в ней участие можно  на youtube-канале "Лабиринт П" здесь.