Как соотносятся между собой стресс, психическая устойчивость и навыки саморегуляции?

stress-864141_1280  Написать эту заметку меня побудила необходимость с самого начала определиться с отношением к нескольким важнейшим понятиям, без единства в понимании которых невозможна эффективная коррекция и самокоррекция проблемных состояний. Итак, как можно представить взаимосвязь между стрессом, психической устойчивостью личности и степенью развитости у индивида навыков управления собой? Большинством классических учебников это представляется в виде следующей цепочки. Все запускается после  неординарного внешнего, выступающего стрессором события. Оно вызывает ответную реакцию личности и организма. Справится ли с ситуацией человек или нет, будет зависеть от нескольких моментов. В первую очередь это степень травматичности стрессора.  Не случайно в 1967 году американские психиатры Томас Холмс (Thomas Holmes) и Ричард Рэй (Richard Rahe) даже разработали своеобразную шкалу стресса (Шкалу социальной адаптации), состоящей из 43 пунктов, в которых каждому важному жизненному событию соответствует определенное число баллов. Но, как известно, на одну и ту же ситуацию люди могут реагировать по-разному. Там где у одного возникает страх, у другого может быть агрессия или полное равнодушие. Пытаясь объяснить данный феномен, специалисты указывают на мировоззрение, прошлый опыт и доминирующие установки личности, а также ее конституциональные особенности (чувствительности, возбудимости и т.д.). Причем, психологическая устойчивость обозначается как  своего рода интегральный показатель, включающий вышеперечисленное.

  Зачастую психологическая устойчивость рисуется некой плотиной или барьером на пути действия стрессовых факторов. Чем выше напряжение внутри этого «барьера», тем труднее сохранять самообладание, управлять собой и тем выше риск срыва. Согласно данного подхода улучшение навыков саморегуляции должно идти, с одной стороны, по пути совершенствования мировоззрения, с другой - тренировки соответствующих личностных качеств. Ну, и в чем же здесь нестыковка? - спросит пытливый читатель. Все очень даже логично и убедительно! Действительно, и мировоззрение, и влияние прошлого опыта, и личностные особенности являются важнейшими составляющими психологической устойчивости. Стресс же всегда испытывает последнюю на прочность. Но только этих понятий все же недостаточно для того, чтобы сформировать целостную картинку. Образ психологической устойчивости в виде барьера вряд ли можно признать удачным. Он достаточно однобоко и механистично передает смысл  данного феномена. А что если фокус нашего внимания сконцентрируется исключительно на психике как таковой? Что мы тогда увидим? Пред нашим взором в этом случае предстанет поток причудливо переплетающихся и сменяющих друг друга переживаний.

  Как же соотносится стресс и переживание? Термин стресс (stress (англ.) - давление, нагрузка, напряжение) Ганс Селье вводит для обозначения «неспецифического ответа организма на любое предъявляемое ему требование». Он относит его к варианту нормального реагирования и противопоставляет дистрессу (distress (англ.) - горе, несчастье, недомогание, истощение, нужда). В настоящее время достаточно хорошо изучены механизмы стресса в рамках приспособительного реагирования и способности организма к восстановлению утраченного равновесия внутренней среды организма. Как тут не вспомнить о чудесах восстановления, которые демонстрируют дождевые черви с их способностью к повторному отрастанию ампутированной части тела!?! И все это не могло бы реализоваться без мобилизующей организм стресс-реакции. Кроме того, нельзя забывать, что стресс или напряжение является, помимо всего прочего, составляющей любого переживания как такового. Ни любви, ни страха, и ни ненависти как особых переживаний без напряжения бы просто не было.  Они представляли бы собой лишь мертвую абстрактную схему. Не забудем также, что степень напряжения является еще и мерой интенсивности любого состояния.

  Что же происходит, когда мы говорим о психическом срыве или состоянии дистресса? Основным признаком данного состояния выступает частичная или полная утрата контроля «Я» над переживанием. Чтобы упредить волну критики со стороны специалистов, оговоримся сразу, что в данном случае мы подходим к проблеме исключительно с описательных позиций. Нам важнее правильное понимание смысла происходящего, чем его биологический механизм. Подобно тому, как капитан корабля, управляя своим судном в шторм, меньше всего задумывается о природе бури, так и для личности важнее вначале не захлебнуться в собственных переживаниях, а уже потом разбираться с их причинами. К каким еще выводам приводит подобное смещение акцентов? При таком подходе проблемные (стрессовые) ситуации перестают рассматриваться нами в качестве причины того или иного эктраординарного переживания. В лучшем случае им отводится роль повода. Раз так, важна не сама ситуация, а мои переживания в связи с ней. Ситуация, таким образом, выступает не более чем маркером внутренних проблем. В каких бы обстоятельствах не находился человек, истинным полем битвы является пространство его души (психики). Психическая устойчивость рассматривается, в данном контексте, как способность личности контролировать и управлять своими собственными состояниями (переживаниями). Причем одним из самых эффективных приемов управления переживанием является контроль внутреннего напряжения с целью не допустить тех его значений, которые сделают его разрушительным. Развитие навыков саморегуляции это отдельная тема, к которой мы будем возвращаться еще не раз.  То же касается и представленных здесь лишь в самом общем виде тезисов. В последующем мы разберем их детально применительно, как к нормальным переживаниям, так и пограничным психическим расстройствам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *